Церковь Примирения Востока и Запада

История

В начале нынешнего века преставился Батюшка Тимофей. Это случилось 14 июля 2004 года. Он прошёл необычный, замечательный Земной Путь и пережил весь спектр чувств, который даётся Человеку Свыше для совершенствования и духовного роста. Его жизнь была полна Любви и Веры, счастья и горя, радости и грусти, падений и подъёмов, надежд и разочарований, и снова Любви, Любви, Любви...

110 лет Земного Пути – это и дар, и тяжёлая ноша одновременно. Об этих годах этот рассказ.

Тимоша Прохоров родился 22 января 1894 года в казацкой станице Бухаевская, Ростовской области. С раннего детства он отличался любознательностью и силой духа. После коротких зимних дел и забот по хозяйству, бабушка собирала детей в протопленной избе. Накормив детвору тёплыми пирогами и напоив горячим чаем с мёдом, рассказывала им сказки, былины и легенды о подвигах и благородстве героев, о храбрости и верности, о предательствах и трудностях. И в конце, как принято в сказках, о победе добра над злом.

Одна из таких былин, рассказанных ею, была о легендарном казаке Платове. Это был войсковой Атаман, стяжавший себе и всему донскому казачеству неувядаемую славу.

В них был эпизод и о том, как однажды Платов, попав в засаду, уходил от погони. Его одного преследовали несколько вражеских всадников. И вдруг он проникся духом храбрости, развернул своего коня и поскакал на встречу врагам. Преследующие его растерялись, они никак не ожидали такого поворота. Завязался неравный бой из которого Атаман Платов вышел победителем. Дослушав этот рассказ до конца, маленький Тимоша встал перед всеми и сказал: – "Да что там один против нескольких человек! Невелик подвиг! Я один пойду против всего мира!"

И ведь пошёл против мира хаоса и беззакония. Правда это случилось несколькими десятилетиями позже.

Шли годы. В школе Тимофей сразу показал свои способности. Три класса он закончил очень хорошо. Учитель сказал его отцу: – "Мальчик ваш очень способный, пусть обязательно учится дальше." На это отец ответил: – "Будет (хватит!) грамоте учиться, достаточно! Мне по хозяйству помощник нужен!"

Детство, отрочество и юность Тимофея прошли в царской России, которой правил последний русский монарх – Николай II.

Однажды, будучи с отцом на параде, Тимофею довелось увидеть Царя Государства Российского во главе конного шествия. Тимофей тогда ещё не знал, что через многие годы ещё трижды увидит Императора в явлениях. Но об этом позже.

События истории энергетическим вихрем проносились одно за другим. Много людских судеб пострадало в этом вихре. Началась Первая мировая война. В то время начался глобальный подрыв устоев Российской Империи как снаружи так и изнутри. Помимо войны, по стране шла смута народа через забастовки, заговоры, террористические акты.

Хаос и насилие произвёли резонанс в умах людей и выплеснулись революцией 1917 года. Кровавый Октябрь захлестнул всю страну Гражданской войной. И пошёл брат на брата и сын на отца. И в этой войне победителей не было. А были только жертвы. С одной стороны – погибшие и искалеченные. С другой – оставшиеся в живых, но с извращённым духом и сознанием люди.

Всему этому миру беззакония Тимофей был свидетелем, но не участником – Бог миловал.

Как известно, коммунисты взяли власть и узаконили Союз Советских Социалистических Республик. И укрепились в этой власти путём уничтожения индивидуального мышления, дав взамен коллективное. Уничтожив личность, сотворили в принудительном порядке стадо.

Тимофей начал понимать, что власть одурманила мозги людей, пообещав им «светлое и благополучное» будущее, что всего этого можно достичь самоотверженным трудом и преданностью идеалам коммунистической партии. Он видел, как огромная страна превращается в большую тюрьму. А люди, от непросвещённости и страха – в рабов системы.

Возвращаясь назад во времени, нужно сказать, что род Прохоровых, в котором родился Тимофей, жил в достатке. И достаток этот давался семье только за счёт трудолюбия.

Тимофей рассказывал, что отец всегда рано ложился спать. Как правило, уже после девяти часов вечера, как стемнеет. А зимой и того раньше. А просыпался уже в два-три часа после полуночи и сразу вставал и одевался. Сын спрашивал:

– "Папа, ты куда собираешься? Ведь ещё ночь на дворе." На это отец отвечал:

– "Раз проснулся, значит, выспался! Поеду в степь траву косить."

– "Так ведь на улице ещё темно", – говорит пострелёнок.

– "А ты смотри какая яркая луна на небе. В свете недостатка нет! А ты отдыхай. Пока человек растёт, ему много спать нужно. Человек во время сна силой, мудростью и ростом преумножается", – говорил отец.

– "А я не люблю спать! Во сне ничего не происходит", – жаловался маленький Тимоша.

– "Это, сынок, ты по незрелости лет так говоришь. Это суждение не верное. Во сне с человеком может происходить много интересного. Во сне мы встречаемся с Богом и разговариваем с ангелами. Во сне мы можем летать или путешествовать в заморские страны, участвовать в чудесных приключениях. Во сне можно встретиться с человеком или родственником, который уже давно находится «на другой стороне», будь он в Царствии Небесном или преисподней. А теперь спи. Покойной ночи."

На Родине молодого Тимофея коллективное рабство проявилось в виде колхозов. Но выхода не было, нужно было жить и работать. Безработные считались в то время тунеядцами и за это строго преследовались коммунистическим режимом – людей сажали в тюрьмы, отправляли в лагеря на принудительный труд.

Технический прогресс нового строя тоже не заставил себя долго ждать. В станице появился первый трактор. Тимофей сразу проявил искреннюю любознательность к новшеству. Одним из первых он записался на курсы трактористов. Технику осваивал быстро, проявляя интерес и способности в учении. Вскоре приступил к первым практическим занятиям, начались уроки вождения. Но продолжалось это не долго. Быстро нашлись «доброжелатели». Управлению колхоза живо напомнили, что Тимофей Прохоров из семьи зажиточных казаков, т.е. не из бедноты. Ранее их семья нанимала на работу пару-тройку вольнонаёмных работников. И значит, в какой-то степени являлась эксплуататором крестьян. И Тимофея выгнали с курсов.

После этого он пошёл работать в шахту. Взяли погонщиком, возил уголь из забоя на повозке в пару лошадей.

Наступило другое время. Особенное для СССР да и для всего мира. Шёл конец тридцатых. Через «железный занавес» коммунистической пропаганды и лозунгов партии всё сильнее и явственней просачивался «запах» надвигающейся Второй мировой войны. Страна Советов была сильно изолирована от внешнего мира. НКВД и госцензура строго и беспощадно стояли на своих постах, контролируя информационную границу. Население страны не имело ясного представления о происходящих событиях в мире.

В это время Тимофей Прохоров был женат и имел двоих детей – сына и дочь.

Фашизм набрал потенциал и в июне 1941 года снёс границу СССР. Началась война, возможность которой Советское Правительство отрицало до последнего момента, ссылаясь на мирный договор с Германией.

Тимофею тогда уже было 47 лет. На военную службу он призван не был. Братьев забрали на фронт а его пока оставили в тылу, поддерживать хозяйство. Он имел тогда двух лошадей и телегу, на которой развозил уголь по деревням. Так продолжалось до зимы 1943 года.

Жена Тимофея, Фёкла, была в это время беременна и ждала третьего ребёнка.

Шёл третий год войны. С той зимы немецкие войска начали отступление на Запад. От Ростова ехали обозы с немецкими солдатами и офицерами.

Именно в это время с Тимофеем начали происходить главные события его жизни. Как и в первые годы войны он так же развозил уголь по казацким станицам. Тогда в деревнях остались в основном только женщины, старики и дети. За помощь с углём, люди благодарили возчика кто чем мог.

Однажды, когда он ехал на своей телеге, его остановили немецкие солдаты. Это было подразделение, сформированное из австрийских солдат, отступающих на Запад. Они сбросили уголь с повозки и погрузили в неё миномёт и военную амуницию. На вопрос о возврате повозки, офицер пообещал вернуть её, как только повстречают другую. Прошёл день, другой, и стало очевидно, что Тимофей не получит свой транспорт обратно. Он решил оставить лошадей с телегой и пешком возвращаться домой.

Ночью, когда все легли спать, он покинул лагерь и направился по направлению к Ростову. Путь пролегал заснеженными полями. Вот уже вдали показались огни города. И именно с этого момента начались самые знаменательные события его жизни.

Вдруг с неба сошёл огненный столб и разошёлся перед ним стеной. Из Огня в Свете вышла Царица Небесная и говорит:

– "Тимофей! Поворачивай обратно! Пойдёшь на Запад и построишь мне Церковь!"

Он упал перед Матерью Божьей на колени и взмолился:

– "Матушка, помилуй! У меня дома жена беременная и двое детей. Да к тому же, как Ты видишь, война у нас с западной державой."

Дева Мария и говорит ему:

– "Дома у тебя Я была, там всё в порядке. Жена твоя уже родила сына и назвала его Владимиром. А ты иди и делай то, что Я тебе велю!"

Опять взмолился Тимофей и просится домой хотя бы с домашними проститься. Но Царица Небесная строго повторила:

– "Нет тебе дороги обратно! Иди и построй мне Церковь. И назовёшь её «Церковь Примирения Востока и Запада»."

С трудом примирился казак с наказом Богородицы. Потом только спросил:

– "Как же я один Церковь построю?"

– "Дам тебе помощницу в пути", – ответила Дева Мария.

Стоит Тимофей перед Нею на коленях в снегу и плачет.

Подошла Дева Мария к нему и уже ласково, по-матерински сказала: – "Вставай Тимофей и ступай с Богом! Я буду с вами на всём пути и во всём вам помогу."

Он встал и пошёл в сторону недавно покинутого им лагеря. Удаляясь от родного края, Тимофей ещё не знал, что он больше никогда не увидит свою жену. Шёл и всю дорогу оборачивался. И пока не дошёл до лагеря, Царица Небесная стояла в огненном столбе и провожала его. Отсутствие Тимофея никто не заметил. Утром немецкие солдаты тронулись дальше в путь, отступали. Он ехал с ними на своей телеге в роли возчика. Обращались с ним хорошо, поставили на довольствие и его, и его лошадей. По дороге Тимофей всё присматривался к женщинам, искал ту помощницу, что Матерь Божья обещала дать в пути.

А путь оказался длинным. Из города Шахты на Ростов. Дальше через Польшу на Варшаву и Краков. В Польше надолго не останавливались. Как только канонада приближающихся боёв нарастала, отряд сворачивал лагерь и двигался дальше на запад. На пути была Чехия. Здесь остановились надолго. Жили в школе около 6-ти месяцев. Потом снялись и доехали до Праги. Там разбили лагерь ещё на 2 месяца. Жили солдаты и офицеры вольно. В военных действиях этот отряд не участвовал. Продовольствие, шнапс и табак получали регулярно. Стоят себе лагерем, пьют да гуляют. Да и в девках у них недостатка не было. А Тимофей всё высматривает свою помощницу, с которой суждено Церковь построить.

Спустя месяцы добрались до Австрии. Въехали в Вену в 1944 году. Солдаты и офицеры сразу разошлись по домам. И остался Апостол Тимофей один со своёй телегой да парой лошадок. (Апостол – от древнегреческого – посланник). На вокзале он не на долго отлучился, пошёл воды для чаю набрать. Тут-то его лошадей и увели. И оказался он в чужой стране без лошадей, без документов, «гол, как сокол».

На станции один русский по фамилии Глазков вербовал беженцев на работы. На предложение ехать в Тироль, Тимофей отказался. Второе предложение в Нойштадт (Neustadt) было принято. Когда набралась полная машина, отправились в путь. Приехали на место, а от города одно название осталось. Всё разбомбленно, ни одного целого здания не осталось. Кругом обломки да рельсы гнутые валяются. И люди на этих руинах работают. Тимофей поинтересовался, где они все живут? Ответили, что под открытым небом так и ночуют. Потом, разузнав что в семи верстах находится Нойкирхен (Neukirchen), и оттуда ещё ходят поезда на Италию и Швейцарию. И он пешком отправился туда.

Добрался быстро. Город тоже бомбили, но многие дома были целы и поезда ещё ходили. И Тимофей остался там. Работу нашёл сразу, устроился в пекарне. Выпекал хлеба и отвозил в больницу.

Осенью 1944 года решил завербоваться на работу в Италию. Пришёл на вокзал. До поезда ещё оставалось время и он пошёл осмотреться. Пришла машина из Вены полная людей. Через открытый борт они спрыгивали с машины и сбрасывали тюки с пожитками. И вдруг Тимофей обратил внимание на одну женщину. Она одиноко стояла у машины и смотрела на него. Через плечо у неё свисал небольшой узелок. Женщина подошла к нему и спросила:

– "Ты русский?"

– "Русский", – отвечает Тимофей.

Она заплакала и обняла его. Тимофей ответил ей взаимными объятьями. Тогда он почувствовал сердцем, что это и есть его Помощница о которой ему говорила Дева Мария. Звали её Наташа Данкова. Она и говорит ему:

– "Я потеряла мужа в Кракове, а одной женщине идти по фронтам – не дай Бог!"

– "Ну если хочешь, поехали вместе. Вот идёт поезд на Италию, там дают работу и жильё."

Наташа согласилась. Отправились в Италию. По прибытии она устроилась на работу кухаркой. А Тимофей на кладбище копать могилы.

Он рассказывал: – "Выкопали пару могил. Прождали три месяца а Господь так и не дал никого захоронить. Наступил май 1945. А тут и капитуляция, конец войне. Ну мы с Наташей пешком через Альпы перешли и снова очутились в Австрии. Нашли заброшенный военный лагерь, пришли на кухню. Всё оборудование стоит целое, бомбёжками не повреждённое. Я затопил печь, духовка тоже работает. Красота, жизнь налаживается!

Наташа нашла муку, соль и дрожжи. Замесили тесто и напекли хлебов. Выложили румяные булки на большой стол, потрапезничали."

Приходит военная медсестра, англичанка. Спрашивает Наташу:

– "Это ты делаешь такой хлеб?"

Та показывает на Тимофея. Сестра ушла и вскоре вернулась с переводчиком. Тот говорит:

– "Вам пришлют десять женщин в помощь. Они перемоют всю кухню и наведут порядок. А ты, Тимофей, вместе с Наташей будете каждый день печь хлеб и чай варить."

Они обрадовались – слава Богу есть работа!

Так они полтора года проработали на кухне. Потом их отправили в Грац. Там они устроились работать в кухне на кожанной фабрике. После устроились на работу к бауэру на выращивание овощей.Тот дал им большой сарай. Половину сарая определили под жильё, другую под Церковь. Обустроили помещение, обставили мебелью, создали домашний уют. Храмовую часть оформили иконами, свечами, отделили место под Алтарь. Вот вроде бы и исполнен наказ Свыше. Можно, наверное, домой собираться – к жене и детям.

Да не тут-то было! Через некоторое время бауэр снёс барак вместе с Церковью. Случилось это в 1950 году.

Тимофей почувствовал, что-то не так! То ли место не то, то ли время ещё не пришло?

И он ушёл в пост чтобы разрешить эти вопросы. И было ему следующее явление, при котором Дева Мария объявила ему:

– "Место для Церкви Я приготовила в Мюнхене. Отправляйся, Тимофей вместе с Наташей в Германию. Я после ещё явлюсь тебе и укажу где строить."

Тимофей рассказал о случившемся Наташе. Она согласилась поехать вместе. Тем более, что недавно она получила известие по запросу о том, что её муж, Яков Данков, проживает на поселении в лагере для беженцев в Ингольштадте. Собрались, поехали.

Добрались поездом до Зальцбурга, потом на Мюнхен. По приезде на вокзале их сразу арестовали и отправили в лагерь для беженцев в Шляйсхайм. Их хотели выслать обратно в Австрию. Но Наташа сослалась на адрес мужа, который находился в другом лагере. И их отправили в Ингольштадт.

По дороге они познакомились с русским православным монахом – отцом Пантелеймоном и быстро подружились с ним. К мужу Наталья явилась с двумя спутниками. Якову эта ситуация была не особо по нраву. Через три недели он решил избавиться от Тимофея и Пантелея. Яков договорился с управляющим лагеря, чтобы их отправили обратно в Советский Союз.

Узнав об этом, Наташа объявила мужу, что поедет вместе с ними. Так оно и произошло.

Всех троих под конвоем полицейского доставили на чешскую границу. Вечером к ним пришёл католический священник и рассказал, как он слышал, что завтра с утра их отправят другим поездом прямо в Сибирские лагеря как предателей Родины. Он посоветовал им остаться в Германии. И уже, после их согласия, указал на нужный им поезд, в который они пересели ночью.

Потом их путь лежал снова по всей Германии. Но ни один лагерь их больше не принимал. Их снова отправили в Австрию, в Зальцбург. Там от них отделился отец Пантелеймон и направился в Вену. А Тимофей с Наташей поскитались по лагерям и снова отправились в Мюнхен, как им наказала Царица Небесная. Было это в 1952 году.

Приехали. На свалке насобирали старых матрасов и переночевали под мостом. На утро Тимофей пошёл в полицию для получения каких-либо документов. Там его сразу и арестовали. На него уже лежал донос о незаконном переходе границы.

Сидит он в тюрьме, а Наташа дожидается его на свободе. Во время заключения Тимофей уходит в пост, к еде и питью не притрагивается. Надзиратель вызвал к нему тюремного врача.

– "Я в посту пребываю и молюсь", – объясняет доктору Тимофей. – "Как Матерь Божья разрешит мне все мои вопросы, так я сразу начну есть и пить."

Врач толком ничего не понял, но сказал надзирателям, чтобы не трогали его.

– "Это он на себя такой штраф наложил", – объяснил он офицеру.

На 14-й день поста явилась к Тимофею Дева Мария и сказала: – "Тимофей! Место для постройки Церкви найдёшь на Обервизенфельд. От домика русского поселенца Ивана отсчитаешь 50 шагов на Восток. Там и построите мне с Наташей Церковь Примирения Востока с Западом! А сейчас вставай и требуй есть и пить! А на завтра тебя выпустят."

И действительно, утром его отпустили. Тимофей нашёл Наташу на том-же месте, откуда он ушёл две недели назад. Рассказал ей о явлении Марии и о месте постройки Храма.

Пришли, определили где должно строить. Место заброшенное, всё поросло бурьяном и крапивой.

Устроились на работу у кладбища. Работали по 6 часов в день, остальное время уходило на постройку Церкви и домика для жилья. Заложили каменный фундамент под Храм, насобирали досок и картона для времянки. На крыше халабуды установили первый крестик.

Приходит полицейский, спрашивает:

– "Что строишь, Тимофей?"

– "Церковь здесь поставлю! Вот уже и крестиком место означил!"

Офицер оценил взглядом ветхость постройки и говорит:

– "Первым-же сильным ветром и снесёт твою Церковь!"

– "А кто ветром правит?" – спрашивает Тимофей.

– "Да кто-же, Бог конечно", – утвердительно отвечает полицейский.

– "Так я же Богу и строю! Разве Он разрушит Творение Своё?"

Офицер обдумал сказанное и говорит Тимофею:

– "Это есть Истина! Приходи ко мне завтра, я тебе мельдецетл (прописку) выдам. Пропишем тебя здесь по всем правилам!"

На утро Тимофей получил документ. Потом много труда положил он с Наташей при построении Храма. Стройматериалы отбирали на городской свалке, благо она находилась рядом. Возили тележкой. Как говорил Тимофей:

– "Я за коня, а Наташа за кучера."

А испытания никак не заканчивались. За постройку Церкви Батюшка Тимофей бывал неоднократно арестован. Один из таких случаев произошёл когда он с Наташей уже покрывали крышу Храма.

Пришли полицейские. Офицер приказал прекратить работу. В противном случае пригрозил Батюшке арестом. На что Тимофей сказал ему:

– "Я уважаю законы! Но определяю их по значимости, на первом месте стоят божественные, а уж потом людские. Матерь Божья наказала мне построить Церковь, и у меня нет другого выбора! Я не могу не строить!"

Офицер поначалу растерялся, но придя в себя, приказал арестовать Тимофея.

Арестовали, подержали некоторое время в заключении. Снова отпустили.

После сам Батюшка рассказывал:

– "Я никогда не имел претензий к полицейским при арестах. Они ведь люди подневольные, служивые. Им что не прикажут, то они без рассуждений обязаны выполнять, даже если приказ идёт в спор с совестью. А божественные законы не всегда совпадают с людскими. Ну на всё своё время! Бог рассудит, кто прав и вразумит непросвещённых."

На 21-й день поста, сидя на лавке в саду, Батюшка услыхал Голос Свыше. Поднимает голову и видит: сидит в облаке на небе Христос Спаситель и говорит: – "Тимофей! Хватит поститься, твой Пост принят! За каждый день поста даю тебе в дар по сто лет."

Тимофей и спрашивает Его:

– "Скажи мне Господи, какой календарь правильный, григорианский или юлианский? По какому Тебе угодно, чтобы отмечали праздники Твои?"

И ответил ему Христос:

– "Оба негодные! Смотри на небо!"

Тимофей смотрит, на белом облаке появляется надпись золотыми буквами: "1-й Май, 1-й День".

Тимофей снова спрашивает:

– "Скажи мне, Господи, на какого человека мне уповать? Кто поможет мне с Наташей поставить и удержать Церковь?"

– "Смотри на небо!" – снова сказал Господь.

И видит Тимофей как из облака выходит Человек военный и ведёт коня в доспехах. Воин держит левой рукой коня за узду, в правой руке у него меч. Тимофей не узнал Его и снова обратился ко Христу:

– "Господи, кто это такой? Как зовут помощника моего?"

Спаситель и пишет на облаке золотыми буквами: "Святой Князь Александр Невский".

На этом видение закончилось.

После того, как Церковь была построена, Тимофей предложил священникам принять Храм во служение. Но получил от всех отказ. Православные ссылались на присутствие католических элементов в Храме. Католики – на «типично православную» постройку здания. На это Батюшка Тимофей всем объяснял:

– "Так ведь Матерь Божья не сказала мне построить ешё одну православную или католическую Церковь. Царица Небесная утвердила Её как Христианскую! Потому и назвала Её «Церковь Примирения Востока и Запада». Потому в Видении ко мне Господь отменил григорианский и юлианский календари и дал Новый, Общехристианский Календарь от 1-го Мая. Это разделение в христианстве в конечном моменте до добра не приведёт! Ибо сказано в Писании: «Если Царство разделится само в себе, не может устоять Царство то» (Евангелие от Матфея 12:25). И Пророками предсказано загодя, что «Прийдёт время и Пасху среди лета запоют». А чтобы Пасха «сместилась» с весны на середину лета, так это и доказывает о Новом времяисчислении, т.е. о принятии Нового, Общехристианского Календаря."

Но никто тогда не услышал пророческих слов, данных Господом через Батюшку Тимофея.

После этого он посетил и прослушал курс для священников и по окончанию получил звание Монастырского Брата (Klosterbruder) и разрешение носить платье Священника, Нагрудный Крест и проводить ежедневные литургии у себя в Церкви. Когда прихожане обращались к нему с просьбой обвенчать или окрестить, Батюшка всегда направлял их в православную или католическую Церковь.

Через два года после построения Церкви, в усадьбе Тимофея и Наташи снова случилось чудесное событие.

Однажды, ранним осенним утром, Тимофей вышел из дому, Наташа ещё спала. И открылась перед ним дивная картина. Кругом, до самого горизонта собрались люди. А чуть справа, над бугром, в облаке стоит Архангел Михаил. И разговаривает с народом на Едином Божьем Языке. Тимофей подошёл, перекрестился, посмотрел на это и пошёл в дом Наташу будить. Войдя в спальню, он увидел её сидящей на кровати в задумчивости.

– "О чём ты так глубоко задумалась?", – спросил он.

– "Да вот только что во сне Господь явился ко мне и сказал что пришлёт к нам в усадьбу Своего Архангела Михаила."

– "Ну тогда одевайся и пошли во двор", – говорит ей Тимофей.

Наташа накинула тулупчик прямо на ночную рубаху, обулась в сапожки и быстро последовала за ним на улицу. Всё выглядело так же, людей немерено и Воевода Ангельского Войска стоит в облаке. Выглядел Он как на иконах, в длинном платье, шестикрылый. Когда Архангел закончил речь Свою, Наташа обратилась к Тимофею с разрешением что-то спросить у Господнего Посланника. Батюшка разрешил ей.

– "Архангел Михаил! А скажи, война то ещё будет?", – спросила она.

– "Да, будет! Измеряй взглядом тело своё! После той войны вот столько останется!", – и указал на крайнюю фалангу от мизинца.

После этих пророческих слов с неба сошёл сильный туман, всё будто молоком покрылось. И уже на расстоянии вытянутой руки ничего не было видно. Но очень скоро туман начал рассеиваться и когда совсем исчез, нигде вокруг не было ни одного человека. И Архангел вознёсся.

В этот же день Батюшка Тимофей и Наташа начали постройку молебни на этом месте. Кто-то быстро донёс об этой новости и вскоре приехала комиссия по строительствам и полиция.

– "Где разрешение на постройку?"

Батюшка разводит руками.

– "Тогда моментально прекратите строить!", – говорит офицер.

– "А что вы мне сделаете если я не прекращу?"

– "Арестую!", – сказал полицейский.

Для Тимофея это дело было уже привычным. Протягивает к блюстителю порядка руки. Офицер постоял, посмотрел, выругался. Потом, махнув рукой, ушёл прочь. А за ним и вся комиссия. Только один адвокат подошёл к Батюшке и говорит:

– "Быстрее кройте крышу и ставьте крест! Тогда, может, и не снесут молебню!"

После этих слов он улыбнулся и ушёл. Тимофей перекрестился, вознёс очи к Небесам и сказал:

– "Слава Тебе, Господи! Есть ещё люди на Земле!"

Жизнь шла дальше. Небольшая Церковь, Молебня и домик укрепились на месте старого аэродрома. Всё больше людей узнавало о Храме и о двух чудаковатых русских, построивших всё это по Велению Царицы Небесной.

Однажды приходит во двор к Тимофею комиссия, как говорил он, люди видные, представительные. Наташа гостеприимно приглашает всех в дом. Во главе их был архитектор Гюнтер Бениш. Он обратился к Тимофею и сказал:

– "Господин Прохоров! Дело в том, что здесь запланировано построить спортивную деревню для проведения Олимпийских Игр в 1972 году. К сожалению, на месте, где стоит Ваш дом и церковь, планируется постройка стадиона для конных соревнований. Очевидно что мы будем всё это сносить а Вы получите от города квартиру."

Наступило молчание. Наташа в тревоге смотрела на Тимофея. Время как будто бы остановилось. Комиссия ждала ответа старца. Священник развернулся и пошёл в Церковь, очевидно молиться. Вскоре вернулся и ответил им так:

– "Если вам Царица Небесная позволит это сделать, то сделаете. А если нет, то и силы у вас никакой нет!"

После этих слов и сам Бениш задумался. Вышел во двор и начал рассматривать постройки. Потом вошёл в Церковь и долго всё осматривал и над чем-то размышлял. Делал какие-то зарисовки в блокнот. Затем справился у Тимофея:

– "Вы всё это вдвоём построили?"

Батюшка утвердительно кивнул. Тут архитектор задал ему весьма неожиданный вопрос:

– "А что, Тимофей, водка у тебя дома есть?"

Тимофей снова утвердительно кивнул. Налили, выпили. Потом Бениш обратился ко всем присутствующим и сказал, что он и не против перенести стадион чуть в сторону. Здесь многие сразу возмутились, мол проект почти утверждён и т.д. Команда разделилась на двое. Остро стал вопрос: будет ли дальше стоять Церковь Примирения Востока и Запада? Нельзя не отметить вмешательство граждан в эту ситуацию. Местная пресса разделилась на два лагеря и день за днём оповещала о новостях, связанных с Храмом. Газеты пестрели статьями с такими названиями: «Быть ли дальше Церкви Востока-Запада», «Кони будут прыгать через Церковь Батюшки Тимофея» и т.п.. Жители Мюнхена ходатайствовали перед правительством о сохранении Храма, этого поистине необычайного и чудесного места в их городе, этого оазиса тишины и умиротворения. И в конечном итоге управление города с пониманием отнеслось к просьбе своих горожан. Церковь оставили стоять, а стадион перенесли на 500 метров в сторону.

И вот пришло время олимпийских игр. Казалось, что весь мир съехался в столицу Баварии. Ежедневно тысячи людей шли посмотреть на спортивные соревнования и многие люди шли в Церковь Примирения. Очередь в Храм стояла с утра до вечера. Наташа понашивала юбок, чтобы женщины в брюках не шли в Церковь и набрасывали их поверх штанов. На это Тимофей сказал ей:

– "Наташа, оставь ты эту затею! Ты их всех не оденешь! Пусть хоть так идут к Господу."

«Партизанки», так Батюшка называл женщин в брюках, потому что только партизанки и носили штаны в войну.

Число прихожан во время Олимпиады множилось с каждым днём. А Батюшка Тимофей в утренних и вечерних литургиях отмаливал их грехи, призывая на помощь Ангелов и Архангелов, Преподобных и Апостолов, Святых и Великомученников. Но люди прибывали и прибывали. Ноша стала слишком велика. Тогда Священник обратился в молитве к Господу и спросил:

– "Отче! Куда я их всех девать буду? Ведь столько народу идёт! Это же такая ноша!"

И услышал Господь молитву человека Своего. И явился снова к Тимофею в Образе Своём и так ответил ему:

– "Если будет стоять Церковь Примирения Востока и Запада, то продлю ещё Веку Сего и наполнятся реки молоком и мёдом!"

После Батюшка Тимофей разъяснил это Пророчество так: – "Этой постройкой я с Наташей только лишь отметили место построения Церкви Примирения. То, что стоит сейчас – всего лишь Веха! Люди должны построить на этом самом месте Новую Церковь! Тем самым они подтвердят, что уверовали в то, что Господь дал им через меня. А «наполнение рек молоком и мёдом» означает то, что Творец введёт Человечество в Золотой Век, о котором сказано в Писании. Настанет время Благодати и Гармонии через воссоединение с Создателем. Это может произойти через Любовь к Нему и доверие.

Тогда наступит время без войн и болезней, без насилия и рабства. Человечество наконец осознает, что нельзя так больше относится друг к другу и особенно к Матери Земле. Пришла пора проснуться!!! В противном случае по Планете пойдут «глобальные встряски» как резонанс на нашего отношения к Ней. Выбор за вами!"

Однажды по Германии прошёл сильный ураган. Даже некоторые дома были повреждены. На некоторых даже срывало крыши. Но все постройки Батюшки Тимофея и Наташи устояли. Только один крестик упал с маковки Церкви.

– "Это знак мне! Я скоро уйду!", – сказала Тимофею Наташа.

Так оно и случилось. Через несколько месяцев она тяжело заболела.

Наташа преставилась 13 марта 1977-го года в возрасте 80-ти лет.

После её ухода началось тяжёлое время для Батюшки Тимофея. Он как будто бы потерял интерес к жизни. Только обязанности Священника ещё как-то поддерживали его в ежедневных литургиях и посещениях горожан, друзей, гостей и туристов.

Через год после этих событий за ним стала ухаживать Полина Гернер, в девичестве Миронова. Она и раньше иногда приходила к ним. Родом Полина была с Минеральных вод в Соверском Союзе. Во время Второй Мировой Войны была угнана в Германию. Потом бежала от фашистов, но в Союз вернуться не захотела, тогда многих «возвращенцев» без разбору отправляли в лагеря как предателей Родины.

Полина оказалась женщина с характером, духовитая. Взялась за Батюшку «по полной программе». Сначала навела порядок в доме. Потом, что называется «отмыла и отстирала» Тимофея. Сделала с ним «променад» по всем городским инстанциям (Амтам). Оформила ему медицинскую страховку, открыла счёт в банке. Разогнала всех его врагов, которых на то время имелось тоже не мало. Некоторые просто оббирали Старца. Отнимали деньги, которые люди давали милостыней на поддержание Церкви и на прожиток. Другие забирали вино, которое приносили Тимофею. Но были и такие, что хотели отнять дом и Церковь.

После того, как Полина всё устроила, жизнь у Батюшки Тимофея наладилась. Он воспрянул духом, как будто заново родился. А ему тогда уже было за 80 лет.

Вскоре Полина Гернер была назначена от городских властей опекуном при Тимофее. Помимо быта она организовывала различные совместные путешествия. Летом возила его в горы, в район Карвендел. Хозяева Карвенделхауз – Вольфганг, его жена Петра и сын всегда радушно принимали их и создавали все условия для отдыха.

Так же Полина возила Батюшку Тимофея в Италию и Грецию. Подмолаживала Старца. Помимо этого они дважды летали в Россию. Батюшка проведывал родных: сыновей Александра и Владимира, дочь, сестру и так же всю многочисленную родню.

Зимой они обычно ездили в Давос. Неподалёку от этого сказочного городка в Швейцарии, в горах, находится отель с русским названием «Стрела». Это здание было построено ещё в царские времена русскими солдатами. Здесь Батюшка Тимофей и Полина ежедневно ходили на лыжах. Последний раз они посетили Давос зимой 2000-го года. Старцу тогда как раз исполнилось 106 лет.

Каждый день рождения Тимофея проходил многолюдно. Поздравить Старца приезжали друзья, знакомые, горожане. Всегда приходил Обербургомистр Мюнхена Христиан Удэ с супругой. Торжественно вручал Батюшке подарки от города. Всегда справлялся в чём нуждается Священник. А также он любил рассказать присутствующим истории своего детства, как он с мальчишками лазили в сад к Тимофею и Наташе за яблоками. При этом всегда утвердительно говорил, что вкуснее яблок, чем в этом саду, не было во всей округе. На его «посещения» Старец с добродушной улыбкой отвечал:

– "Слава Богу, хоть так навещали меня с Наташей!"

На каждый день рождения Обербургомистр вручал Батюшке Тимофею поздравительное письмо от Главы Государства. Во время этого приветствия, Христиан Удэ всегда отмечал мощь рукопожатия старца.

В эти дни усадьба Священника была многолюдна и празднична. Сюда съезжались репортёры многих центральных газет и представители телеканалов. Традицией завелось взять интервью у Батюшки, сделать пару фотографий и отснять короткий репортаж для новостей о самом старом долгожителе в Германии.

Если прочесть отзывы и пожелания из гостевых книг, которые сохранены ещё с 1963-го года, не возможно в полной мере передать всего душевного тепла и радости, которые чувствуют люди, посетившие Церковь, музей, Молебню и сад Батюшки Тимофея и Наташи. На языках народов со всех континентов Земли написаны сердечные благодарности за Подвиг Любви, сохранения Веры и укрепление Надежды.

Так например пишут люди: – "Это один из райских уголков на земле. Здесь возрождается дух и тело. Приходит умиротворение. Гасятся пагубные страсти и похотливые желания, затягивающие в сети зависимостей и падения во тьму". Туристы из Израиля пишут: –"Только здесь мы почувствовали, что Бог – Един!". А один Христианин написал: – "Благодарю Господи, что привёл увидеть".

Шли годы, время брало своё. На вопрос к Батюшке Тимофею: – "На сколько лет ты себя чувствуешь?", – Старец отвечал: – "Да чудно как-то! Внутренним зрением лет на двадцать" (имея ввиду духовное состояние). Потом посмотрел на руку, прикоснулся пальцем к тонкой, старческой коже и добавил: – "Да, «пальтишко» я конечно поизносил". Это он так тело своё назвал.

После 2002-го года Тимофей стал заметно слабеть. В его доме не было возможности круглосуточно ухаживать за Старцем, и условия быта желали лучшего. Отсутствие воды, слабо отапливаемый дом. На помощь снова пришёл Обербургомистр. Христиан Удэ организовал при доме престарелых на Дон-Педро-Плац отдельную комнату и хорошее бытовое и медицинское обслуживание для Батюшки. Там и провёл последние два года своего Земного Пути Тимофей. Ежедневно его приходили проведать друзья и знакомые, и просто жители Мюнхена. Полина Константиновна была при нём каждый день.

Батюшка Тимофей преставился в ночь на 14-ое июля 2004-го года в возрасте 110-ти лет. Тело было погребено в городе Мюнхене на Вестфридхоф (западном кладбище). Сотни людей пришли проводить в последний путь Старца.

Батюшка Тимофей и его Спутница Наташа вместе с Верой, Надеждой и Любовью до конца пронесли свой Крест. «Претерпевший до конца – спасётся» (от Марка 13:13).